Остановись, театральное мгновенье, ты прекрасно!

Фото Александра Анничева.

В харьковском Доме актера им. А. И. Сердюка экспонируется фотовыставка «Люди театра» Ирины Деркач, на которой представлены сцены из спектаклей и крупные планы артистов в ролях.

Экспозиция стала свидетельством того, что в Харькове появился еще один интересный фотограф, внимание которого сосредоточено на искусстве именно драматического театра.
— Ирина Викторовна, сегодня, как правило, приоритеты обладателей фотокамеры отданы оперным и балетным спектаклям. Драматические сцены почему-то считаются неинтересными. Возможно, из-за того, что там нет такой же искрометной пластики, виртуозных хореографических фигур, насыщенных оперных гримов и богато украшенных костюмов. Так почему вы обратили свой взор в сторону театров, где больше разговаривают, нежели танцуют и поют?
— Видимо, повлияла моя профессиональная деятельность заведующего фотолабораторией Харьковского художественного музея. По роду работы я занимаюсь составлением каталогов, паспортизацией картин из коллекции музея, а также переснимаю на электронные носители редкие документы и рукописи. Это удивительная работа, заставляющая погружаться в мир на века застывших сюжетов. Вдруг стала чувствовать, что разнообразие жанровых сцен на картинах сродни сценическому действию, с той лишь разницей, что произведения изобразительного искусства живут столетия, а живописные сцены из спектаклей — лишь миг. Тогда и зародилось во мне желание сохранить все, что удастся запечатлеть на камеру.
— Вы покупаете билеты, занимаете указанное место, оттуда и снимаете?
— Начинала именно так. Но скоро поняла, что фотографировать, упираясь в локти ворчащих зрителей, можно, но сложно. И только в том случае, если капельдинеры не подходят и в довольно грубой форме не напоминают, что пользоваться во время спектакля фото- и видеоаппаратурой запрещено.
Куда проще это делать в негосударственных театрах. Кстати, там радостно воспринимают появление фотографа и даже позволяют менять ракурс. С недавних пор меня хорошо принимают также в государственных театрах им. Т. Г. Шевченко и В. А. Афанасьева, более того, разрешают снимать за кулисами. Вы не представляете, как это здорово — наблюдать за готовящимися к выходу артистами. В этот момент у них такие выразительные лица!
— Думаете, не представляю?
— Уверена. Сложно попасть в этот удивительный мир театрального таинства, где можно увидеть, как изменяется человек, переступающий из темноты в залитое ярким многоцветием сценическое пространство. В один момент в нем изменяется буквально все. Это надо снимать, надо делать все возможное, чтобы сиюминутное искусство перевоплощения оставалось в памяти людей надолго.
— Зачем? Ведь театр не изобразительное искусство, поэтому он не должен фиксироваться во времени. Театр должен постоянно изменяться, чтобы у новых поколений артистов, приходящих на смену нынешним, память оставалась незамутненной творческими «подвигами» морально устаревших приемов. Художник пишет маслом, акварелью и еще много чем, а артист — своими нервами. Зачем документировать нервы, которые не восстанавливаются и не репродуцируются, как копии картин?
— Не могу согласиться с вами. Фотографии спектаклей — это документ времени, который необходим для тех, кто станет изучать историю культурной жизни прошлого. Конечно, при каждом театре существует свой фотограф, который задействован в творческом процессе и снимает только то, что необходимо для рекламных щитов, афиш к спектаклям, но это не сторонний взгляд человека, который создает художественный снимок.
— Вот этого я от вас и добивался. Поверьте, не случайно возник интерес к вашим фотографиям не как к документалистике, а как к оригинальному взгляду на мир театра со стороны. Вы создаете свое искусство, помогающее неискушенному зрителю вникнуть в суть совершенно иного театра: не запечатлевающего жизнь, а запечатленного по разумению фотографа в процессе творчества.
Вам не кажется, что некоторые фрагменты из увиденного спектакля на ваших снимках гораздо ярче и интереснее, чем они есть на самом деле?
— Если это действительно так, то такое впечатление мне приятно. Между прочим, не пропускаю ни одной вашей рецензии, и порой, Александр Егорович, возникают аналогичные ассоциации. Речь в данном случае идет о художественном качестве результата, поэтому и критик, и фотограф не должны упускать важного профессионального качества — если не нравишься себе, то вряд ли понравишься другим. Заметьте, произношу без толики лицемерия.
— Интересная установка, главным доказательством правоты которой является выставка театральных фотографий Ирины Деркач.
Искусство, вдохновляющее к искусству, — это замечательно! Важно лишь помнить сказанное Константином Сергеевичем Станиславским: «Люби искусство в себе, а не себя в искусстве». А фотографии ваши очень хороши.

                                                                                                                                      Александр Анничев